Поиск по сайту

Маркин Ю.П. Искусство Третьего рейха / Немецкая скульптура (рец.)

Маркин Ю.П. Искусство Третьего рейха. М., РИП-Холдинг. 2012.

Маркин Ю.П. Немецкая скульптура. 1900-1950. М., Галарт. 2011.

Скульптура, живопись и архитектура Германии первой половины ХХ века

Новая объемная монография доктора искусствоведения Юрия Петровича Маркина «Искусство Третьего рейха» представляет собой уникальный труд, имеющий новаторский характер для отечественной германистики и для изучения в России истории мирового искусства. Смею надеяться, что выход в свет такого масштабного иллюстрированного альбома – признак перемен в сознании искусствоведов и издателей и того, что общество отходит от стереотипов представлений об искусстве Германии 1930-40-х годов исключительно как о «фашистском искусстве» и может начать анализировать его с точки зрения проблематики и в качестве явления. Впервые издан альбом, охватывающий все стороны изобразительного искусства и архитектуры Третьего рейха, включая идеологическую составляющую и разъяснение философии расовых теорий нацистских вождей, оккультную основу идеологии нацистской Германии.

Как специалист, всю жизнь занимающийся изучением и описанием немецкой скульптуры ХХ века и автор таких хрестоматийных монографий, как «Барлах» и «Лембрук», выпущенных еще в советские времена, Ю.П. Маркин, безусловно, не мог не интересоваться важнейшей частью этого периода, долго находившейся под спудом спецхранов и идеологических запретов – искусством нацистской Германии. (Следует отметить, что в 2011 году издательством Галарт (бывший «Советский художник») выпущена обширная монографии Ю.П. Маркина «Немецкая скульптура. 1900-1950», в основу которой была положена докторская диссертация этого известного российского искусствоведа). Можно констатировать, что, взявшись за эту сложную задачу много лет назад, Маркин успешно с ней справился, охватив без преувеличения огромный материал, который был фактически закрыт в Советском Союзе. Конечно, в западной истории искусства (США, Германия, Великобритания) тема искусства Третьего рейха была представлена и освоена уже довольно подробно, но на русском языке появлялись лишь отдельные статьи и книги того же Ю.П. Маркина, а также А. Васильченко, О. Пленкова, где изобразительное искусство, кино и литература в гитлеровской Германии рассматривалась всё более подробно. Указанные авторы лишь в ХХI веке взялись за разбор столь «идеологически скользкой» темы, принявшись за которую, любой автор рискует быть обвиненным в пропаганде фашизма.

В работе Ю.П. Маркина впервые в нашей стране проведен подробный и детальный обзор такого явления как изобразительное искусство и архитектура нацистской Германии и её ведущих мастеров – Арно Брекера, Йозефа Торака, Георга Кольбе (скульптура), Альберта Шпеера и Пауля Людвига Трооста (архитектура), а также живописцев, работавших в гитлеровские времена в жанрах монументального искусства, парадного портрета, анималистики, медали, агитационного плаката. Книга разделена на семь разделов, включающих анализ оккультных корней искусства Третьего рейха, рассмотрение вопроса о том, был ли Адольф Гитлер архитектором или художником, а также подробный анализ культурной политики Третьего рейха и его хронологию. Особое внимание уделено политике грабежа художественных ценностей в оккупированных нацистами странах. Вслед за британцем М. Давидсоном Ю.П. Маркин впервые в российском издании публикует биографии ведущих живописцев, скульпторов и графиков указанного периода, дополненных их фотопортретами.

Совершенно справедливо Ю.П. Маркин отмечает, что «согласно правилам хорошего тона, в этом искусстве не принято замечать ни проблесков интеллекта, ни любопытного творческого начала, а главное – множество отклонений от заданного руководством Рейха «почвенного» или «арийского» подтекстов в художественных трактовках. Иначе говоря, не замечать присутствия стихийного или осознанного инакомыслия как признаков живого импульса в мышлении…». И далее автор излагает свою точку зрения на сей счет: «Показательно, что первыми усомнились в объективности такой позиции авторы-иностранцы, начиная с англичанина М. Дэвидсона в 1988 году. Близкой точки зрения, но с позиций собственных аргументов придерживается и автор предлагаемой читателю книги».

Во введении Ю.П. Маркин предпринимает попытку разъяснить наиболее распространенные заблуждения в отношении искусства Третьего рейха, которых, по мнению автора, существует шесть. Автор считает, что является ошибкой использовать в качестве главной темы изучения общую панораму процессов культуры в европейских странах с диктаторскими режимами. «Такой метод заведомо односторонен, тем более, что он нацелен, в основном, на выявление множества внешних параллелей в этой панораме», – отмечает Ю.П. Маркин. Главное, что автор отвергает «авангардистские корни тоталитарного искусства». «В нацистской империи… не оставалось времени для усвоения художественных импульсов авангарда Ваймарской эпохи, да еще на генетическом уровне», – отмечается в работе Ю.П. Маркина. Подчеркивая античный характер истоков искусства Третьего рейха, автор утверждает, что «память о грандиозных египетских пирамидах и римском Колизее в любом случае оказывалась более действенным исходным импульсом, чем амбициозные манифесты и «революционные» проекты ненавистного футуризма и «большевистского» Баухауса».

Ю.П. Маркин опровергает широко распространенное мнение о невысоком уровне живописцев и скульпторов Третьего рейха. «Это одно из самых устойчивых заблуждений (предубеждений?) в разговоре о нацистском искусстве», – считает российский искусствовед. «В 1933-1945-х годах немецкое изобразительное искусство пребывало в глубочайшем кризисе, но этот факт не сказывался на качестве академического обучения начинающих художников», – отмечает Ю.П. Маркин, что, в принципе, не вызывает возражений. Он также ставит под сомнение масштабность политических репрессий в отношении неугодных режиму художников. «Согласно опубликованным документам, синодик умерщвленных деятелей культуры в Германии за годы существования Рейха составляет на сегодняшний день несколько десятков человек», – пишет автор, но как раз в этом с ним сложно согласиться. Опала и травля, которую гитлеровский режим устраивал мастерам экспрессионизма и новой вещественности, Э. Барлаху, К. Кольвиц, М. Либерману, Э.Л. Кирхнеру и многим другим художникам, кстати, упоминаемым в книге Ю.П. Маркина, заставляют усомниться в тезисе о том, что Третий рейх был так уж снисходителен к деятелям искусства иных нежели официальные эстетических предпочтений. Впрочем, всё познается в сравнении. «Государственный контроль над процессами культуры в СССР с начала 30-х годов видится в этом сравнении гораздо более жестким и внезаконным, тем более, что политические репрессии нередко носили здесь «плановый» характер», – справедливо подчеркивает Ю.П. Маркин.

Российский искусствовед берет на себя смелость опровергнуть широко распространенный в западной литературе тезис о «конформизме известных деятелей немецкой культуры, «сотрудничавших с нацизмом». В частности, речь идет об отказавшихся эмигрировать из Германии после прихода нацистов к власти драматурге Герхарте Гауптмане, композиторах Рихарде Штраусе и Карле Орфее, дирижерах Герберте фон Караяне и Вильгельме Фуртвенглере, кинорежиссере Лени Рифеншталь. В этой связи Ю.П. Маркин приводит пример Гауптмана (скульптурный портрет которого исполнил А. Брекер), вынужденного в день немецкого искусства вывешивать на своем доме флаг со свастикой и при случае обмениваться рукопожатием с фюрером. «Художнику-конформисту отказывалось в его законном праве ощущать себя не национал-социалистом и не участником Сопротивления, но просто немцем и патриотом Германии вопреки временной политической обстановке, сложившейся с воцарением Гитлера на троне власти», – пишет Ю.П. Маркин. Автор считает, что введенные Гитлером порядки в отношении условий существования художников, музыкантов и кинематографистов был «сродни перекрытию кислорода для процесса национальной культуры, и в столь жесткой форме, в столь жесткие сроки он не проводился нигде, кроме Германии». Думаю, этот тезис может вызвать возражения у ряда коллег Ю.П. Маркина, в том числе и на Западе, хотя и имеет право на существование. По большей части во всей англоязычной литературе, да и кинематографе господствует осуждение или умолчание в отношении таких людей как Фуртвенглер или Караян (Вспомним, хотя бы фильм Иштвана Сабо «Мнения сторон» о Фуртвенглере, где роль американского дознавателя при денацификации дирижера прекрасно сыграл Харви Кейтель). Правда, по симптоматичному стечению обстоятельств осуждение в сотрудничестве с нацизмом не распространяется на конструктора ракет «Фау» Вернера фон Брауна, создавшего после войны американскую космическую программу.

В рамках короткой рецензии сложно охватить все стороны объемной монографии. Скажу лишь, что автор уделяет особое внимание роли и месту Имперской палаты культуры в формировании художественной жизни Третьего рейха и подчеркивает её значение в формировании пространства и синтеза тоталитарной культуры.

В заключительной части автор сетует на то, что многие произведения этого периода германской истории «остаются в Германии и в США за семью печатями, любой специалист сможет в лучшем случае только представлять себе в общих чертах, но не досконально знать это чрезвычайно интересное явление тоталитарного искусства в Европе в ХХ столетии». «…сохраняются до сих пор чрезвычайно жесткие ограничения в использовании этого материала для новых публикаций», – пишет Ю.П. Маркин. В связи со сказанным отмечу, что условия хранения работ нацистского искусства, в том числе и акварелей самого Гитлера, определяются соглашениями между США и ФРГ, заключенными в 1980-х годах и имеющими объективный и закрепленный международным правом характер. В этот период правительством США было принято решение возвратить ФРГ предметы нацистского искусства, захваченного американцами после войны и вывезенного в США. Условием возвращения этих предметов Германию стало исключение экспозиции этих произведений для пропаганды нацизма или иной идеологии, ему соответствующей. За последние 30 лет немецкие картины и скульптуры, находившиеся в Америке, были перемещены в ФРГ из расположенной в Вашингтоне Коллекции художественного искусства сухопутных войск США. Автору этих строк удалось побывать в этом собрании и увидеть сохранившиеся там, в частности, акварели фюрера Третьего рейха. Время от времени работы такого рода экспонируются в США в рамках антифашистских выставок, какой, в частности, стала экспозиция в музее Холокоста в Вашингтоне, где зрителю были представлены картины «Фюрер на фронте» и «Фюрер-знаменосец», проткнутая американским штыком.

Говоря о недостатках издания, следует отметить, что в книге довольно много опечаток и разночтений в отношении имен собственных и географических названий. Например, города Познань и Гданьск именуются на немецкий лад Позен и Данциг, возле имени президента США Франклина Делано Рузвельта стоит инициал Т., хотя по смыслу явно имеется ввиду Франклин Делано. Скульптор Брекер всюду именуется Арнольд, хотя во всей литературе он называется Арно, дабы избежать путаницы с его отцом, носившим имя Арнольд. В целом, отдельные мелкие недостатки не отменяют указанных достоинств издания.

Презентация альбома-монографии Ю.П.Маркина «Искусство Третьего рейха» состоялась 15 февраля 2012 года в музее-мастерской С.Т. Коненкова в Москве.

Пётр Черёмушкин,

2008-2012 – собственный корреспондент

агентства «Интерфакс» в США