Поиск по сайту

Старые левые - новые левые? Социальные противостояния 1968-х годов в дискуссии (рец.)

Birke P., Hüttner B., Oy G. (Hg.) Alte Linke - Neue Linke? Die sozialen Kämpfe der 1968er Jahre in der Diskussion. Berlin: Rosa-Luxemburg-Stiftung Texte, 2009. - 248 s.

Понятие «новые левые» в последние десятилетия практически исчезло из политического лексикона ФРГ. Ему на смену пришел неологизм «68er» - дословно «шестидесятивосьмидесятники», аналог советского выражения «шестидесятники». Споры, которым в 1968 году участники протестного движения придавали огромное значение, как бы забыты, и в категорию немецких «шестидесятников» записывают всех, кто в те годы был молод и (не обязательно, но, как правило) проявлял какие-либо признаки общественной активности. Если в России еще вроде никто не зачисляет, например, Феликса Чуева (родившегося в 1941 году) в «шестидесятники», то в Германии некоторые убежденные противники «новых левых» чуть ли не сами стали рекламировать свою причастность к легендарному поколению. «История поколений» нередко грубо игнорирует всякое содержание идеологических противоречий изучаемого периода.

Рецензируемый сборник «Старые левые - новые левые? Социальные противостояния 1968-х годов в дискуссии», изданный Фондом Розы Люксембург, пытается противопоставить этому исследования «долгого 1968 года», в которых много внимания уделяется именно вопросу новизны теорий и практик левых тех бурных лет. Надо сказать, что коллектив издателей и редакторов четко определяет свою позицию во «внутрилевых» дебатах. Петер Бирке и Бернд Хюттнер - видные теоретики немецкого операизма, много сделавшие для освоения местными левыми активистами наследия этого течения, пришедшего из Италии. Установки издателей в сборнике прослеживаются весьма наглядно: в противовес традиционному для ФРГ вниманию общественных наук к деятельности Франкфуртской и Марбургской школ, авторы больше внимания уделяют пролетарской составляющей протестного движения, «автономной борьбе» рабочего класса в те годы, которые сегодня принято ассоциировать с бунтующими студентами. Кроме того, подробно останавливаясь на глобальном контексте «долгого 1968-го», авторы приходят к заключению, что «1968 год» в разных странах пришелся на разные отрезки времени. Множественное число, «1968-е» в заголовке - не опечатка. По мнению Ангелики Эббингхаузен, для Латинской Америки, например, «1968-е» начались с кубинской революции 1958 года и завершились свержением чилийского правительства Альенде в 1973-м. Юлиане Шумахер и Армин Кун рассматривают пример «резни в Тлателолько» - кровавого подавления студенческих протестов в Мехико в октябре 1968 года, в преддверии открытия Олимпийских игр. Правящая Институционно-революционная партия (ИРП) ответила на требование протестующих (которые от темы университетской автономии перешли к обсуждению общеполитических вопросов) танками. Эта акция, не встретившая, кстати, особого осуждения ни со стороны Кубы, ни со стороны СССР, имела глубокие последствия для мексиканского общества. Шумахер и Кун подробно останавливаются на одном из них: если после мексиканской революции ИРП всячески подчеркивала «метисские» элементы мексиканской идентичности, то студенты 1968 года видели себя в первую очередь как часть интернационального движения и больше интересовались борьбой своих сверстников в США и Европе, чем мексиканских рабочих и (значительно более многочисленных) крестьян. Продвижение бывших участников протестов 1968 года в истеблишмент было частью смены парадигм в официальной идеологии, которая в наши дни все более подчеркивает европейские компоненты мексиканской культуры, что встречает враждебность у метисско-индейского населения отсталых районов.

Если в Мексике союз студентов с пролетариатом явно не состоялся, то югославским учащимся повезло больше. Борис Канцлайтер рассматривает выступления в Югославии летом все того же памятного года как «противостояние между Востоком и Западом». Начавшаяся в 1966 году «югославская оттепель» вылилась в протесты студентов, во многом находившихся под влиянием марксистской школы журнала «Праксис». Студенты одобряли политическую либерализацию, но выступали против либерализации экономической. Лозунги борьбы с «незаконными привилегиями» и растущим неравенством нашли отклик у части рабочих. На некоторых белградских предприятиях партийные органы отмечали готовность выступлений на стороне взбунтовавшихся студентов. Преподаватели также были солидарны со своими учениками. Школа «Праксиса» подпитывала студенчество идеями западных марксистов. У самих белградских студентов протесты в США или во Франции вызывали такую же симпатию, как и мартовские выступления в Польше. Неизвестно, как развивалась бы ситуация, но действия стран Варшавского договора в Чехословакии неожиданно примирили протестующих и югославские власти. В осуждении советского вторжения Тито, студенты и их преподаватели проявляли редкое единодушие.

Кристиан Фрингс основывает свое исследование «глобальности и неодновременности» феномена «долгого 1968-го» на мир-системном подходе Иммануила Валлерстайна[13]. С начала 1980-х в Центре Фернана Броделя при Университете Бингхэмптона группа из девяти исследователей «World Labor Research Group» начала собирать данные о рабочих выступлениях во всем мире начиная с 1870 года. В итоге были собраны 91 947 упоминаний из 168 стран по 1996 год включительно[14]. Фрингс сопоставляет данные за послевоенный период и приходит к неожиданному результату: никакого особого подъема в конце 1960-х не было, так, в 1945-1948 годах выступлений было больше. В странах «глобального юга» в конце 1960-х заметен даже сильный спад. Впрочем, Фрингс считает, что выступления молодежи, женщин и меньшинств часто не попадали в статистику из-за того, что игнорировался их классовый пролетарский характер.

Данные официальных ведомств зачастую еще более неожиданны: так, во Франции забастовки мая-июня 1968 года не были учтены официальной статистикой - парадоксальным образом именно из-за забастовки в статистическом ведомстве, как пишет в сборнике Петер Бирке. Он обращает внимание на постепенный рост недовольства в годы, которые в историографии принято считать относительно спокойными. Например, «дикие забастовки», имевшие место в ФРГ в 1958-1969 годах, по мнению Бирке, еще практически не изучены. В те годы, когда общее количество стачек было невелико, удельный вес несанкционированных выступлений рос. Часто они были направлены не столько на повышение оплаты труда, сколько на улучшение общих условий. Например, в Вольфсбурге в 1962 году в общежитии для итальянских гастарбайтеров погиб рабочий - только из-за того, что «скорой помощи» потребовалось 40 минут, чтобы приехать по вызову. В ходе начавшихся беспорядков дело дошло до баррикад. Немецкие профсоюзы отнеслись к такой внезапной вспышке протеста с недоумением, а после все списали на коммунистическую провокацию. Бирке указывает на растущую тенденцию к выносу трудовых конфликтов за пределы предприятия - протесты не просто адресовались хозяевам, но и обращались ко всей общественности.

Марсель ван де Линден сравнивает динамику рабочего, молодежного и женского движений в Великобритании, Италии, Франции, ФРГ. И тут снова неожиданность в связи с «красным маем»: если процентное количество членов профсоюзов среди британских, итальянских и немецких наемных работников возросло после волны протестов, то во Франции изменений не наблюдалось. Более того, численный рост профсоюзов часто шел параллельно со спадом забастовочной активности. При сравнении молодежных протестов особняком стоит Великобритания - там полиция реагировала на протесты значительно мягче, чем на континенте, британский 1968-й прошел почти без всплесков насилия. Жестче же всего полиция действовала во Франции. Взаимодействие рабочих и студентов в Италии иногда даже поддерживалось руководством профсоюзов, а в Великобритании и ФРГ такое сотрудничество развития не получило. Новое женское движение - которому ван де Линден уделяет значительно меньше внимания - отличается тем, что приобрело значение уже после пика протестов. Заметен стремительный рост числа женщин среди новых членов профсоюзов во всех четырех странах, но на составе руководства в 1970-е это почти не отражалось.

Кнуд Андресен посвящает свое исследование движению молодежи, проходящей производственное обучение в 1968-1972 годах в ФРГ. Ученикам на производстве приходилось вести борьбу как против хозяев, так зачастую и против профсоюзного аппарата, недоверчиво относившегося к их инициативам. И здесь требования касались не только оплаты - в то время как студенты и школьники отвоевывали себе свободы, ученикам на предприятиях приходилось сносить оскорбления, унизительные запреты на курение, ношение модных причесок и одежды, а порой и физическое воздействие. Часто «обучение» сводилось к уборке и походам за пивом для мастера. Некоторые дальновидные деятели Объединения немецких профсоюзов, в основном из Центрального руководства, принимали усилия по интеграции движения, а профсоюзы на местах часто отвергали деятельность учеников.

Текст Герхарда Ханлозера «Между классовой борьбой и автономией. Новые левые и социальный вопрос» можно считать программным для рецензируемого сборника. Ханлозер не только проливает свет на раннее влияние итальянского операизма в ФРГ, но и отстаивает точку зрения, что бунт 1968-го в ФРГ имел выраженное «антикейнсианское» направление. В современной Германии не умолкают споры об исторической роли «шестидесятников»: для одних они инициаторы усиления социального государства, для других - прямые предтечи неолиберализма. По мнению Ханлозера, увязать классовую борьбу с революционностью новым левым в конечном итоге не удалось. Сегодня классовая борьба по большей части носит характер профсоюзного ритуала, а революционность сводится к жесту молодежных субкультур. Однако политика социальных сокращений может привести к сближению этих двух факторов. Быт радикально-академической «тусовки» резко меняется - и не в лучшую сторону.

Собственно «старым левым» в сборнике посвящено лишь одно исследование. Ракел Варела описывает роль Португальской коммунистической партии (ПКП) в революционных событиях 1974-1975 годов. ПКП считалась одной из самых послушных Москве европейских компартий, и стремительный рост ее влияния после падения фашистского режима сильно напугал Запад. Однако Варела (придерживающийся, судя по всему, троцкистских взглядов) показывает, что ПКП была искренне верна «принципам Потсдама и Ялты» и вовсе не собиралась превращать Португалию в государство советского образца. Участвуя в коалиционных временных правительствах, ПКП призывала к прекращению многочисленных забастовок, доказывая необходимость стабильности, а «дикие» стачки рассматривала как «провокации ЦРУ». С франкистским режимом в Испании, по мнению лидера партии Альвару Куньяла, Португалии следовало установить «добрососедские отношения на основе мирного сосуществования». Правда, Варела мало уделяет внимания отношением ПКП с Движением вооруженных сил, но недоверие партии к низовым инициативам рабочих демонстрируется убедительно.

Гендерным аспектам «длинного 1968-го» в сборнике посвящены две статьи. Кристина Шульц пишет о трактовках «сексуальной революции» новыми левыми в ФРГ. В ее статье содержится мало нового, к тому же, к сожалению, игнорируются последние крупные работы на эту тему (например многочисленные публикации Дагмар Херцог). Названия явлений, о которых пишет Гизела Ноц, ветеран немецкого женского движения, не имеют аналогов в русском языке - Wohngemeinschaft (коллективное проживание в одной квартире, в отличие от советской коммуналки, добровольное), Kinderladen (антиавторитарный детсад, созданный силами родителей). Альтернативные формы быта, анализируемые Ноц, стали неотъемлемой частью немецкой действительности, но они вряд ли давали надежды на революционное изменение всех аспектов жизни.

Поскольку 1968-й постоянно называют (чисто) медийным событием, то, естественно, тема масс-медиа не могла быть обойдена в сборнике стороной. Арнд Нойман задается вопросом, насколько, например, видеопортал «YouTube» является воплощением идей новых левых, которые критиковали разделение на производителя и потребителя в сфере искусства и средств информации. Другой попытке преодолеть это разделение посвящена статья Бернда Хюттнера и Готтфрида Она о медийной политике левых в ФРГ. Авторы с темой знакомы не только как исследователи - они имеют опыт редакционной работы, - и их размышления, например, о расцвете и закате локальных левых изданий, об их «успешном» превращении в глянец общегородского уровня полезны с самых разных точек зрения.

О практикополитическом значении научно-теоретических дебатов можно узнать из статей Хартмута Рюбнера и Герда-Райнера Хорна. Давая обзор юбилейной литературы и юбилейных дебатов, оба автора приходят к мысли, что за хвалебным подчеркиванием культурного значения «1968-го» часто кроется полное забвение собственно политических аспектов тех бурных событий.

Сборник получился в целом интересный, но, несмотря на четкий концепт (и название), нигде так и не дается ясного определения понятий «старые левые / новые левые». Похоже, что в авторском коллективе если и есть консенсус по этому вопросу, то весьма размытый. При этом авторам можно поставить в заслугу то, что они зорко распознают элементы «новолевой» борьбы за автономию, например, и в типично «старолевой» тематике профсоюзной борьбы. Впрочем, это не единственный недостаток: хотя в заголовке и говорится о социальном противостоянии вообще, но рассматриваются только левые социальные движения. Об усилении активности в противоположном лагере не упоминается, в то время как в американской историографии «долгий 1968-й» уже давно рассматривается как момент генезиса правого популизма во многих странах Запада[15]. И еще: география «глобального 1968-го» остается удручающе однообразной. Франция, ФРГ плюс Италия, ну, еще Мексика и Югославия «для квоты» и Португалия, хотя вопрос об отношении революции 1974 года к данной теме можно считать спорным. Увы, но для большинства исследователей «советского 1968-го» как будто и не было - ни «демонстрации семерых» в августе 1968-го, ни демонстрации против войны в Нигерии в январе 1967-го (за которую, кстати, попал в тюрьму диссидент Илья Габай), ни беспорядков у различных посольств, ни многих других событий, которые еще ждут включения в историю этого удивительного года.

Евгений Казаков

http://www.nlobooks.ru/rus/nz-online/619/2264/2370/