Поиск по сайту

Гущин Ф., Жебровский С. Пленные генералы российской императорской армии (рец.)

Гущин Ф., Жебровский С. Пленные генералы российской императорской армии (1914-1917). М.: Русский путь, 2010. 384 с.

В преддверии столетия начала Первой мировой войны в России можно заметить однозначную тенденцию изменения коммеморативной традиции вокруг «родовой травмы столетия» (Дж. Кеннан). На место «забытой войны» (М. Покровский) приходит глорификация русской армии, отражающаяся во многих мероприятиях и медийных жанрах: будь-то инициированное сверху основание общества памяти, установка мемориальных знаков «павшим героям» в России и Европе, будь-то фильмы, сериалы или художественные произведения. Представляемая книга Федора Гущина и Сергея Жебровского стала органичной частью наблюдаемой рекоммеморации, а также откликом на постоянный интерес массового читателя к классической военной истории и военной археологии (нет смысла ссылаться на бесчисленное множество рунет-проектов).

В первой части авторы восстанавливают обстоятельства пленения русских генералов войсками Германии и Австро-Венгрии на примере наиболее массовых случаев, описывают условия содержания, возвращение из плена и дальнейшую судьбу. Остальные 250 страниц книги представляют собой реконструкцию биографий каждого из 66 генералов, включая выдержки из аттестаций или характеристик сослуживцев. При этом авторы оговаривают, что блестящие характеристики очень часто противоречат боевым успехам и реальным заслугам генералов. Фрагментарность источниковой базы не позволила авторам полностью реконструировать биографии фигурантов и детально описать многие намеченные в повествовании интересные сюжеты: конфликты между бывшими боевыми товарищами (Л. Корнилов – Е. Мартынов, Г. Джонсон – П. Булгаков), причины смены конфессиональной принадлежности в лагерях (1916, ген. Беймельбург), а также взаимоотношения с пленными союзниками. При первом знакомстве с текстом не вполне обоснованной читателю кажется верхняя хронологическая граница. Несомненно, 1917 г. маркирует конец существования «императорской армии», однако не является определяющим ни для изменения статуса генералов (большинство из них были отпущены из плена в 1918 г.), ни для самого повествования, продленного в глубину межвоенного периода.

Авторами проделан, действительно, титанический труд по скрупулезному изучению архивов, мемуаров и биографических справочников для реконструкции биографий пленных генералов русской армии. Им удалось скорректировать присутствующие в источниках и исследовательской литературе неточности, связанные с некорректным переводом фамилий, несовершенством статистики того времени и различными препятствиями в обмене данными между воюющими сторонами. Гущин и Жебровский приходят к важному выводу, что русское командование, не готовое к масштабности пленения военной элиты, достаточно долго не могло выработать единых делопроизводственных формулировок, правовых норм и способов подачи обществу информации о подобного рода потерях. Это обусловило противоречивость определений и замалчивание фактов попадания генералов в руки противника. Интересна также попытка статистического соотнесения случаев пленения генералов по времени, месту и родам войск. Читателя, знакомящегося с представленной в качестве научного исследования книгой, смущает, однако, четкая самоидентификация авторов с русской армией периода Первой мировой войны и оперирование понятиями «наши войска», «наша пехота», «наши противники», а также вольное обращение с дефиницией «германцы», которая встречается в тексте сплошь и рядом и выглядит явным следствием этой самоидентификации.

Выбрав в качестве методологического ориентира позитивистский подход, авторы, к сожалению, не учитывают современные методологические наработки в области критики источников, изучения памяти или достижения военно-исторической антропологии. Это приводит к некритичному восприятию и воспроизведению мемуаров, которые были созданы в особых условиях русской эмиграции под влияниям нарратива самооправдания (С. 30, 49 и т.д.). Резко полярные оценки авторов в категориях  героизма и его отсутствия провоцируют их на селективное воспроизведение исследовательской литературы. Так, описывая негативные стороны немецкого и австрийского плена, авторы игнорируют введенные в научный оборот сведения о привилегированном положении генералитета в лагерях в сравнении с другими офицерами и уж тем более солдатами, о которых в книге вообще не упоминается.

Несомненно, представленный в книге материал обладает высоким аналитическим потенциалом, раскрытию которого будет способствовать его помещение в более широкий контекст изучения плена как одного из значимых феноменов, определивших облик экстремального столетия.

Оксана Нагорная,

к.и.н., проректор по научной работе

Южно-Уральского института управления и экономики